Создание пяти вариантов вакцин от COVID-19 обошлось правительству в $18 млрд. Другое, не менее перспективное и важное направление в борьбе с коронавирусом – создание лекарств, способных ликвидировать уже возникшее заражение, было отодвинуто не второй план.

Между тем, лекарственная терапия, способная предотвратить переход болезни в опасную для жизни стадию, потенциально способна спасти миллионы жизней. Администрация Байдена выделила недавно на эти цели $3 млрд: в июне Минздрав объявил о начале новой программы, направленной на ускорение испытаний перспективных разработок лекарств от коронавируса. В пресс-релизе ведомства говорится, что если тестирование препаратов будет успешным, лекарств от COVID-19 окажутся в распоряжении медиков уже в конце нынешнего года. Как пишет «Нью-Йорк таймс», инициатива правительства под названием Antiviral Program for Pandemics будет финансировать не только исследования, связанные с коронавирусом, но и научные разработки против других вирусов, способных вызвать пандемии в будущем.
Сегодня такие инфекции, как СПИД, гепатит, грипп можно лечить с помощью таблеток. К сожалению, проводимые в течение последних 12 месяцев исследования не приблизили ученых к созданию препаратов, способных предупредить переход заражения коронавирусом в тяжелую стадию. Программа Operation War Speed, на которую часто ссылался президент Трамп, решало задачу исключительно на одном направлении: создании вакцин от COVID-19.
Она была выполнена. В то же время деньги на создание препаратов, которые бы лечили инфекцию, если и выделялись, то в очень ограниченном объеме. Antiviral Program for Pandemics стоимостью $3 млрд должна помочь медикам и научным центрам ликвидировать этот пробел.
Одним из самых активных сторонников этого направления является получивший мировую известность в борьбе с коронавирусом доктор Энтони Фаучи, директор Института аллергии и инфекционных заболеваний. По его словам, «он надеется, что очень скоро наступит момент, когда человек, заразившийся COVID-19, сможет зайти в любую аптеку и приобрести лекарства от этой болезни»: «Я просыпаюсь утром, мое самочувствие, мягко говоря, не очень: пропало обоняние и осязание, болит горло. Не беда. Я тут же звоню своему доктору, назначаю визит и получаю от него рецепт от коронавируса».
Поддержка Фаучи исследований по созданию препаратов для лечения COVID-19 зиждется на его личном опыте. Тридцать лет назад он был на передовой линии борьбы со СПИДом. В 90-е годы прошлого столетия Фаучи и сотрудники его института разработали первые экспериментальные лекарства против ВИЧ-инфекции – “protease inhibitor” (ингибитор протеазы). Эти препараты блокировали вирусные протеины, не давая развиться болезни.
В нулевые годы ученые смогли создать антивирусный препарат fosbuvir на 100% эффективный против гепатита С.
Появление на рынке широко известного орального антигриппозного средства Tamiflu помогло значительно сократить как период протекания болезни, так и число госпитализаций.
В начале нынешней пандемии в госпиталях стали использовать уже имеющиеся препараты, надеясь, что они окажутся эффективны в борьбе с коронавирусом. Их ждало разочарование. Однако ученые сделали для себя важный вывод: именно в первые дни заражения, когда коронавирус активно размножается, следует принимать меры против инфекции. Как известно из уже накопленного опыта борьбы с COVID-19, часть заразившихся людей способна избавиться от инфекции самостоятельно. Однако у другой части иммунный ответ дает сбой: организм начинает атаковать не вирус, а собственные клетки. Это и становится главной причиной госпитализаций. Наблюдения показали, что лекарства, способные заблокировать воспроизводство коронавируса на ранней стадии, не работают, если болезнь получила развитие.
За более чем год наблюдения за больными в госпиталях США, только одно лекарство продемонстрировало определенную эффективность – препарат под названием remdesivir. Создавался он как средство против вируса Эболы, но используемый для лечения COVID-19 подтвердил способность сократить время выздоровления от коронавируса. В октябре прошлого года лекарство было признано единственным антивирусным лекарством от лечения данной болезни, полностью одобренным к применению Federal and Drug Administration (FDA).
Увы, но за пределами США remdesivir не убедил медицинскую общественность в своей эффективности. Через месяц после одобрения FDA, в ноябре 2020 г. Всемирная организация здравоохранения (WHO) рекомендовала не использовать это лекарство.
Как бы там ни было, в США препарат применяется. Как отмечает «Нью-Йорк таймс», медики считают, что remdesivir может быть эффективен при приеме орально на самой ранней стадии заражения. Однако в одобренном FDA формуляре указывается, что данное средство не работает при оральном приеме.
Сегодня ученые во всем мире тестируют другие антивирусные препараты, которые можно использовать в виде таблетки. Например, средство под названием molnupiravir. Его создали в лаборатории Emory University для борьбы с гриппом и венесуэльским лошадиным энцефалитом. В совместном исследовании с учеными из компании Ridgback Biotherapeutics (Майами) действие лекарства проверили на зараженных коронавирусом мышах. Полученные результаты были столь впечатляющими, что представители фармацевтического гиганта компании Merck убедили создателей molnupiravir проверить его действие в клинических испытаниях на людях. «Мы очень надеялись на успех тестов, — говорит Дария Хасуда, вице-президент Merck в области инфекционных заболеваний и исследований по созданию вакцин. — Увы, проведенные госпитальные исследования не подтвердили эффективность molnupiravir в лечении на ранней стадии. В апреле с.г. тестирование препарата было прекращено.
Между тем, осенью прошлого года компания Merck начала другое исследование действия molnupiravir, но уже с привлечением людей, которым был недавно поставлен диагноз COVID-19. Эксперимент продолжается и для участия в нем привлекаются добровольцы, для которых заражение инфекцией наиболее опасно: пожилые пациенты, диабетики, люди с ожирением. Результаты ожидаются в октябре с.г.
Нельзя сказать, что администрация Трампа вообще не выделяла средства на исследования лекарств от COVID-19, однако все ограничилось финансовой поддержкой тестирования remdesivir и т.н. моноклональных препаратов Regeneron и Eli Lilly. Все остальные исследования потенциальных лекарственных средств от COVID-19 финансирования практически не получили. Ситуация изменилась с приходом к власти администрации Байден: президент уже в январе, практически сразу после инаугурации, распорядился начать разработку новой программы по созданию лекарств от коронавируса.
В середине июня Минздрав объявил о выделении $1,2 млрд на закупку у компании Merck препарата molnupiravir 1,7 млрд доз в том случае, если FDA одобрит использование лекарства. Кроме того, по словам доктора Дэвида Кесслера, отвечающего за научное направление в Белом доме, соглашения о закупках могут коснуться еще нескольких препаратов, проходящих клинические исследования. В интервью «Нью-Йорк таймс» Кесслер выразил надежду, что уже осенью нынешнего года мы сможем получить антивирусные лекарства, которые окажут решающее значение в борьбе с пандемией.
Один из таких препаратов, которое администрация Байдена планирует закупить в случае удачных тестов – AT527, разрабатываемый компанией Atea Pharmaceuticals. Данное вещество уже продемонстрировало свою безопасность и эффективность в лечении гепатита С. Проведенные начальные исследования дали основания предположить, что его можно использовать и для лечения коронавируса. Компания Atea в содружестве с фирмой Roche тестируют препарат на людях и уже находятся на заключительной стадии проверки надежности.
Еще один препарат, который находится в поле зрения экспертов Белого дома, разрабатывают ученые компании Pfizer: в основу положено вещество, которое использовалось в начале нулевых для создания лекарства от SARS. Разработку на годы положили на полку, однако весной прошлого 2021 года о ней вспомнили. Медики несколько изменили структуру препарата с тем, чтобы использовать его для лечения COVID-19. Как пишет «Нью-Йорк таймс», в настоящее время более 200 сотрудников Pfizer объединили свои усилия для создания молекулы, получившей название PF-07321332. Первоначально она создавалась как препарат, вводимый в организм внутривенно. Однако в Pfizer сумели так изменить его структуру, что появилась возможность создания таблетки. После введения в организм мышей, удалось полностью блокировать репликацию коронавируса. В марте компания начала клинические испытания на людях с целью проверки безопасности, которые должны завершиться в июле.
Прорыв? Доктор Кесслер осторожен. По его словам, чтобы резко сократить сроки госпитализации и число смертных случаев от COVID-19, лекарство от Pfizer пациент должен получить как можно скорее после положительного теста.
По словам доктора Фаучи, опыт создания противовирусных препаратов показывает, что первые лекарства, появляющиеся в распоряжении ученых, дают умеренные результаты. Однако это отличный старт для создания более совершенных средств лечения.
Помимо выделения денег на создание новых лекарств для лечения коронавируса, администрация Байдена выделит $1,2 млрд на финансирование научно-исследовательских центров, в которых ученые будут изучать возможности создания других перспективных разработок от COVID-19.
По словам ученых, даже если случится так, что получить лекарства для лечения коронавирусной инфекции в ближайшие годы не удастся, вложение денег в такие исследования – очень важное инвестирование со стороны государства. «Это может помочь победить, в конце концов, нынешнюю пандемию, и стать важным заделом в борьбе с пандемиями в будущем», — говорит Марк Немчук из Гарвардской медицинской школы.
Новая программа Белого дома, о которой шла речь в этой статье, обеспечит финансирование не только исследований, связанных с коронавирусом, но также исследований по борьбе с флавивирусами, являющихся причиной таких болезней, как лихорадка Денге и западнонильская лихорадка; с тогавирусами, вызывающими заболевания, передающиеся москитами: лихорадку чикунгунья и конский энцефалит.
«Угроза инфекций всегда будет существовать, как и долгосрочная необходимость создания лекарств против них», — говорит Фаучи.
По материалам «Нью-Йорк таймс»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *